Урок 25-26

Главная

О нас
Источники
Урок 1-2
Урок 3-4
Урок 5-6
Урок 7-8
Урок 9-10
Урок 11-12
Урок 13-14
Урок 15-16
Урок 17-18

Урок 19-20

Урок 21-22

Система Orphus

 

ОНИ УВИДЕЛИ МОСКВУ, НО ПОБЕЖДЕННЫМИ
17 июля 1944 года 57 600 пленных солдат и офицеров во главе с 19 генералами были проведены по улицам Москвы и увидели столицу Советского Союза, о чем они так страстно мечтали в начале войны. Но увидели ее побежденными.
Извещение от начальника милиции г. Москвы
 Управление милиции города Москвы доводит до сведения граждан, что 17 июля через Москву будет проконвоирована направляемая в лагеря для военнопленных часть немецких военнопленных рядового и офицерского состава в количестве 57 600 человек из числа захваченных за последнee время войсками Красной Армии 1-й, 2-й и 3-й Белорусских фронтов. В связи с этим 17 июля с 11 часов утра движение транспорта и пешеходов по маршрутам следования колонн военнопленных — Ленинградское шоссе, улица Горького, площадь Маяковского, Садовое кольцо, по улицам: 1-й Мещанской, Паланьевской, Б. Калужской, Смоленской, Каляевской, Новослободской и в районе площадей: Колхозной, Курского вокзала, Крымской, Смоленской — будет ограничено. Граждане обязаны соблюдать установленный милицией порядок и не допускать каких-либо выходок по отношению к военнопленным.
 Начальник милиции города Москвы комиссар милиции 2-го ранга Романченко


В первых числах июля И.В. Сталин предложил провести по улицам Москвы немецких военнопленных, захваченных Красной Армией в ходе сражений на 1-м, 2-м и 3-м Белорусских фронтах и направляемых в лагеря для военнопленных. — Это еще больше поднимет моральный дух народа и армии, ускорит разгром фашистов. Как думаете? — спросил И.В. Сталин. В.М. Молотов, Л.П. Берия, К.Е. Ворошилов, М.И. Калинин горячо поддержали это предложение. Через неделю, 15 июля, Берия доложил Сталину порядок проведения этой политической акции. Предполагалось конвоирование военнопленных через Москву начать в 11 часов утра 17 июля по маршруту: Ипподром, Ленинградское шоссе, улица Горького, площадь Маяковского, улицы: Садово-Каретная, Садово-Самотечная, Садово-Черногрязская, Чкалова, Курский вокзал и по улицам Каляевской, Новослободской и 1-й Мещанской. По этому маршруту было проведено 42 тыс. военнопленных, в том числе колонна военнопленных генералов и офицеров численностью 1 227 человек. Из них 19 генералов. Движение колонн на этом маршруте продолжалось 2 часа 25 минут. Вторая часть колонны военнопленных прошла от площади Маяковского по улицам Большая Садовая, Садово-Кудринская, Новинский бульвар, Смоленский бульвар, Крымская площадь, Большая Калужская улица, станция Канатчиково Окружной железной дороги. Здесь прошло 15 600 военнопленных, и движение продолжалось 4 часа 20 минут. Колонны шли в шеренге по 20 человек.

Движением колонн руководил командующий войсками Московского военного округа генерал-полковник П.A. Артемьев. При прохождении колонн москвичи проявили организованность и порядок, провозглашали здравицы в честь Красной Армии, Верховного Главнокомандования, выкрикивали антифашистские лозунги «Смерть фашизму!», «Смерть Гитлеру!», «Почему вас не перебили на фронте?» и т.д. После прохождения военнопленных все улицы были очищены и промыты из поливальных машин. К 19 часам военнопленные были погружены в 25 железнодорожных эшелонов и с разных вокзалов Москвы направлены к местам назначения. Ну что же, можно считать, что московский парад, о котором мечтал Гитлер, состоялся. Только проходил он не по фашистскому сценарию. И не тогда, когда планировал его фашистский диктатор. Через два с половиной года после Московской битвы, которая принесла германской армии первое по-настоящему крупное поражение, они все-таки увидели Москву, но не как победители, а как побежденные. Без орденов и медалей шли гитлеровские вояки по городу, который по приказу фюрера они должны были сровнять с землей и затопить водой... Одни шли, понурив голову, боясь взглянуть в глаза москвичам, другие — глупо улыбаясь, радуясь своему маленькому счастью: они остались живы — и кто знает, может быть, уже скоро удастся вернуться к себе домой. Об этом неординарном событии военного времени советскому народу было сообщено в прессе и по Всесоюзному радио.


Справка
Количество пленных, захваченных нашими войсками на советско-германском фронте, составляло 3 777,3 тыс. человек. Из них свыше 600 тыс. пленных разных национальностей было освобождено непосредственно на фронтах и отпущено домой, при этом на 183 619 человек какие-либо документы не оформлялись. В числе пленных было 179 генералов, 36 411 офицеров, 182 377 унтер-офицеров, 3 558 323 солдата. Из общего количества военнопленных было учтено: немцев — 2 389 560, австрийцев — 156 682, венгров — 513 767, румын — 201 800, итальянцев — 48 957, финнов — 2 377. Остальные 464 147 человек — французы, словаки, чехи, бельгийцы, испанцы и другие. Советское правительство, руководствуясь Гаагской конференцией 1907 года о режиме военнопленных, 1 июля 1942 года утвердило Специальное положение о военнопленных, в котором гарантировало им жизнь и безопасность, нормальное питание, раненым и больным медицинскую помощь. В Советской Армии запрещалось оскорблять военнопленных, жестоко обращаться с ними. Военнопленным сохранялась военная форма, знаки различия, ордена, личные вещи и ценности, высшему и офицерскому составу — холодное оружие.

Просмотреть "Марш пленных немцев по Москве"

ПОКУШЕНИЕ НА ГИТЛЕРА
Самое малоизвестное покушение относится к марту 1943 года. Замысел был прост: взорвать фюрера в его собственном самолете во время полета, инсценировав несчастный случай. Для этого начальник штаба группы армий «Центр» генерал-полковник Хеннинг фон Тресков сумел убедить Гитлера, что ему необходимо посетить Восточный фронт. И фюрер собрался лететь в Смоленск. Перед Гитлером во второй половине февраля в этом древнем русском городе побывал глава абвера адмирал Канарис (вошедший в историю под прозвищем «Хитрый Лис») с группой своих офицеров.

Среди них был высокопоставленный разведчик Ганс фон Донаньи. Он тайно (но скорее всего с ведома Канариса) привез с собой новейшую английскую взрывчатку, похожую на замазку (видимо, прообраз современного пластида), и передал ее адъютанту фон Трескова лейтенанту Фабиану фон Шлабрендорфу. 13 марта 1943 года, когда фюрер, завершив инспектирование войск центральной группы, собирался лететь домой в Восточную Пруссию, к одному из офицеров свиты Гитлера полковнику Брандту уже на аэродроме подошел лейтенант фон Шлабрендорф

.

От имени своего шефа генерала фон Трескова он обратился к адъютанту фюрера с невинной просьбой: передать в Берлин генштабовскому генералу Штифу сверток, якобы с коньяком. Брандт не отказал. Пока фюрер у трапа самолета прощался с генералитетом армейской группы, стоявший поблизости фон Тресков заслонил собой смелого помощника, а тот незаметно раздавил в свертке ключом кислотный взрыватель. Затем фон Шлабрендорф бережно понес запущенную им на взрыв адскую машину к Брандту, уже занесшему ногу на ступеньку трапа. «Коньяк» оказался в самолете. Взрыватель должен был сработать на подлете к Минску, через тридцать минут после взлета. Но сильный холод нейтрализовал кислоту, взрыва не произошло. Фюрер благополучно приземлился в Растенбурге. Предвидя поражение в войне, группа германских генералов и высших офицеров пошла на заговор, получивший кодовое название «Валькирия». Целью его было физическое устранение Гитлера и захват генштаба в Берлине. Заговорщики рассчитывали, что после ликвидации фюрера смогут заключить мирный договор и таким образом избежать окончательного разгрома Германии. Покушение произвел Клаус фон Штауффенберг 20 июля 1944 года в ставке Гитлера под Растенбургом — «Вольфшанце», в переводе на русский язык звучит как «логово волка». «Волк» — партийная кличка Гитлера. Отсюда Гитлер руководил действиями своих войск, направленных отвоевывать «жизненное пространство» на Востоке, то есть на территории Советского Союза. Здесь начиная с 24 июня 1941 года он провел в общей сложности 850 дней, лишь с июля по октябрь 1942 года перебравшись в ставку «Вервольф» под Винницей, совершая краткосрочные выезды на фронт, в Берлин, Зальцбург или свою резиденцию в Оберзальцберг. Здесь, в «Вольфшанце», он радовался неудачам Красной Армии и приходил в неистовство от ее побед. Вокруг ставки по периметру на удалении 50 км был введен особый режим безопасности и производилось круглосуточное патрулирование. Полоса минного поля шириной 150–180 метров опоясывала «Волчье логово» по всему периметру. Установлены четыре типа немецких и пять типов иностранных мин по смешанной схеме. Перед минным полем проходил проволочный забор с подвешенными сигнальными минами и мощное заграждение также из колючей проволоки. С самолетов разглядеть ставку было невозможно. Поэтому весь комплекс, раскинувшийся на площади в тысячу гектаров, ни разу не бомбили. Генерал-полковник Йодль как-то заметил, что «Вольфшанце» являл собой некий гибрид концентрационного лагеря и монастыря. Ставка, вне сомнения, была спартанским военным лагерем и отличалась от остальных такого рода объектов тем, что Гитлер, работая до двух, трех и даже четырех утра, превратил в нем ночь в день. Нравилось им это или нет, ближайшим помощникам фюрера приходилось подлаживаться под его ритм жизни. Справа располагалась радиотелефонная станция лагеря, а рядом с ней квартиры Йодля и Кейтеля. На левой стороне дороги находились бункеры Бормана и службы безопасности рейха. На самом дальнем конце леса жил и работал Гитлер в бункере, обнесенном высокой проволочной изгородью.

Вместе с восточноевропейской овчаркой Блонди эта проволочная изгородь являлась последним барьером перед отшельничьим гнездом Гитлера в Растенбургском лесу. Бункеры, флигели, бараки, гаражи, другие здания и бетонные конструкции покрыты снаружи маскировочным составом. В него введены древесная стружка, солома, морская трава со стойкой к атмосферным влияниям краской. На крышах сооружений устроены выемки, заполненные грунтом. Там росли деревья и кустарник. В целях маскировки пешеходные дорожки были узкими. По свидетельствам очевидцев, квартира главы Третьего рейха выглядела мрачно. В зале площадью около 200 кв. м без естественного освещения стояла одна кровать, один стол и несколько стульев. Как правило, день начинался в 10.00. Важнейшим событием было обсуждение сообщений с театров военных действий. Гитлер лично принимал решения, никому не дозволяя оценивать обстановку. Убить Гитлера взялся полковник Штауффенберг — потомственный аристократ, правнук графа Гнейзенау, одного из руководителей борьбы немцев против Наполеона I; боевой офицер, потерявший во время боев в Тунисе левый глаз, правую руку и два пальца на левой руке. По своему служебному положению он имел доступ в Ставку. Полковник Клаус фон Штауффенберг прибыл из Берлина самолетом. Являясь начальником штаба главного командования Запасной армии, он должен был выступить с докладом о переброске на фронт только что сформированных частей. По прибытии в ставку его предупредили о переносе совещания из конференц-зала бункера Гитлера в холл бункера Шпеера. Ему предоставили стул № 4, посадили третьим по правую руку от Гитлера. В итоге портфель с бомбой оказался в 2–3 метрах от фюрера. В заранее оговоренный момент в зал, где проходило совещание, вошел офицер и под предлогом срочного телефонного разговора вызвал Штауффенберга. Вынимая из портфеля документы, тот привел взрывное устройство в действие. Фюрер изучал карту на столе. В 12 часов 42 минуты прогремел взрыв. Его силой Гитлера отбросило к стене. Он получил ранение головы, правых руки и ноги, около двух часов ничего не слышал. Гитлер, глядя сквозь дым безумными глазами на разорванную в клочья одежду, повторял: «Мои брюки, мои новые брюки...» Такой исход для него можно назвать везением. Ведь погибли четыре и были ранены несколько участников совещания. Покушение, как известно, оказалось неудачным. Гитлер был ранен, но в тот же день смог принять прибывшего сюда диктатора Италии Муссолини. Штауффенберг услышал грохот взрыва, увидел взметнувшееся вверх пламя и, уверенный, что Гитлер убит, тут же вылетел самолетом в Берлин, послав заговорщикам условный сигнал «Валькирия». Получив этот сигнал, Бек и Вицлебен явились в военное министерство, объявили, что Гитлер мертв, и теперь они возглавляют армию и государство. Вицлебен послал фельдмаршалу Клюге, сменившему Рундштедта на посту командующего Западным фронтом, телеграмму: «Фюрер мертв. Выполняйте инструкции по плану». Выслушав Штауффенберга, Фромм — командующий Резервной армией — немедленно позвонил в Ставку и, узнав, что Гитлер жив, приказал арестовать Штауффенберга и явившихся с ним заговорщиков. В ту же ночь по приказу Фромма их расстреляли во дворе военного министерства при свете автомобильных фар. Войска и полиция отказались повиноваться заговорщикам. Почти все они были арестованы. Бек пытался совершить самоубийство, дважды стрелял в себя, но неудачно; его прикончил какой-то фельдфебель. Тресков, находившийся на Восточном фронте, узнав о провале заговора, взорвал себя гранатой. Вицлебена и других военных предали офицерскому «суду чести», в состав которого вошли Кейтель, Рундштедт и Гудериан, а затем, уже разжалованных, отправили в так называемый «Народный трибунал». Гитлер приказал, чтобы обвиняемых повесили, как скотину, «Я хочу видеть их висящими, подобно тушам на бойне», — сказал он. Суд и палачи в точности выполнили его приказ. Заговорщиков повесили в проволочных петлях, на вбитых в стену крюках со скотобойни. Чтобы унизить Вицлебена, палачи стащили с него брюки, и он голым корчился в петле. Когда в час ночи 21 июля стало ясно, что план «Валькирия» по устранению фюрера и захвату власти потерпел поражение, начались репрессии. Гитлер сделал заявление по радио. 40 генералов покончили жизнь самоубийством. Почти все заговорщики были арестованы, подвергнуты пыткам. В концлагеря были брошены родственники и даже дети участников заговора. Были казнены не менее 10 тыс. человек. Заговорщиков вешали в подвале тюрьмы Плетцензее. Чтобы продлить их мучения, Гитлер приказал заменить веревку рояльной струной. Каждую казнь снимали на пленку и демонстрировали фюреру. А он, в свою очередь, заставлял смотреть эту хронику остававшихся ему верными офицеров. Кадры демонстрировались в кинотеатре, который тоже был в «Вольфшанце». Казнили около 200 генералов, дипломатов и высших чиновников, в том числе начальника военной разведки и контрразведки адмирала Ф. Канариса, бывшего посла в СССР графа фон Шуленбурга и бывшего командущего 4-й танковой армией генерала Гёппнера. Не избежал расправы даже командующий Резервной армией генерал Фромм, отдавший приказ расстрелять Штауффенберга. Его обвинили в измене именно за то, что он слишком поспешно отдал такой приказ и тем самым помешал следствию. В дом к фельдмаршалу Роммелю, где он лечился от ран, полученных при налете американской авиации, явились посланцы Гитлера, предложившие ему выбор: самоубийство или суд «Народного трибунала». Суд означал неминуемую смерть и репрессии против членов семьи; в случае самоубийства Роммелю обещали почетные похороны, а жене и сыну — безопасность и пенсию. Роммель выбрал самоубийство. Его отвезли в военный госпиталь, где он и скончался — по официальной версии, от кровоизлияния в мозг. Находившегося в отставке Гальдера отправили в концлагерь, где он оставался до конца войны. Отправленного в концлагерь Канариса душили проволочной петлей. Палачи затягивали ее на горле адмирала до потери сознания, потом приводили его в чувство, допрашивали и снова затягивали петлю — и так шесть раз. Фельдмаршал Клюге был смещен и вызван в Берлин. Не ожидая ничего хорошего, он отравился, написав Гитлеру верноподданническое письмо с советом «закончить войну». Почти одновременно с расправой над заговорщиками гестапо арестовало нелегальное руководство Коммунистической партии Германии. Все его члены были расстреляны. 18 августа 1944 года по приказу Гитлера и Гиммлера гестаповцы убили арестованного еще в 1933 году Эрнста Тельмана, который находился в концлагере Бухенвальд. Чтобы скрыть следы своего преступления, они объявили, что Тельман будто бы погиб во время бомбардировки Бухенвальда англо-американской авиацией. Гитлер покинул свое логово, уехав в Берлин 20 ноября 1944 года, когда Голдап был взят нашими войсками второй раз. Немцы сами взрывали бункеры, сейчас от бункера Гитлера после его подрыва осталась лишь стена. Избежав смерти от руки заговорщиков, Гитлеру пришлось покончить жизнь вместе с тем, что он создал — национал- социалистической Германией. 30 апреля 1945 года в окружённом советскими войсками Берлине Гитлер вместе со своей женой Евой Браун покончил жизнь самоубийством. В советской историографии утвердилась точка зрения, что Гитлер принял яд (цианистый калий, как и большинство покончивших с собой нацистов), однако, по свидетельствам очевидцев, он застрелился. Существует также версия, согласно которой Гитлер, взяв в рот ампулу с ядом, выстрелил в нее из пистолета. Еще накануне Гитлер отдал приказ доставить из гаража канистры с бензином (для уничтожения тел). 30 апреля после обеда Гитлер попрощался с лицами из своего ближайшего окружения и, пожав им руки, вместе с Евой Браун удалился в свои апартаменты, откуда вскоре раздался звук выстрела. Слуга Гитлера Хайнц Линге в сопровождении его адъютанта Отто Гюнше, Геббельса, Бормана и Аксмана вошли в апартаменты фюрера. Мертвый Гитлер сидел на диване; на виске у него расплывалось кровавое пятно. Рядом лежала Ева Браун без видимых внешних повреждений. Гюнше и Линге завернули тело Гитлера в солдатское одеяло и вынесли в сад рейхсканцелярии; вслед за ним вынесли и тело Евы. Трупы положили недалеко от входа в бункер, облили бензином и сожгли. 5 мая тела были найдены по торчавшему из земли куску одеяла и попали в руки советским военным. Тело А. Гитлера было опознано, в частности, с помощью Кете Хойзерман (Кетти Гойзерман), ассистентки зубного врача Гитлера, подтвердившей сходство зубных протезов, предъявленных ей на опознании, с протезами Гитлера. Но после выхода из советских лагерей она отказалась от своих показаний. В феврале 1946 года тело Гитлера вместе с телами Евы Браун и семьей Геббельс — Йозеф, Магда, 6 детей — было захоронено на одной из баз НКВД в Магдебурге. В 1970 году, когда территория этой базы должна была быть передана ГДР, по предложению Ю.В. Андропова, утвержденному Политбюро, останки Гитлера и других, захороненных с ним были вырыты, кремированы до пепла и затем выброшены в Эльбу. Сохранились лишь зубные протезы и часть черепа с входным пулевым отверстием, обнаруженная отдельно от трупа. Они хранятся в российских архивах, как и боковые ручки дивана, на котором застрелился Гитлер, со следами крови. Впрочем, биограф Гитлера Вернер Мазер высказывает сомнения, что обнаруженный труп и часть черепа действительно принадлежали Гитлеру.

 

Урок 23-24

Урок 25-26

Урок 27-28

Урок 29-30

Урок 31-32

Урок 33-34

Урок 35-36

Урок 37-38

Урок 39-40

Урок 41-42

Урок 43-44

Урок 45

Приложения

Карта сайта
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

© 2016. Мальцев Алексей.